Астма-Сервис. 29 лет истории. Эволюция астмы…

Итак, после ликвидации кооператива “Пульмонолог”, доктору В.Н. Солопову пришлось открыть частный кабинет по лечению астмы. В этом кабинете ему пришлось работать более года. В это же время – в конце 1992 года – он завершил свои исследования по проблеме эволюции астмы и внезапной смерти от этой болезни. Некоторые “специалисты”, даже не прочтя его книги, а услышав название решили что термин “эволюция астмы” использовался в контексте эволюционной теории. Но под эволюцией болезни доктор В.Н. Солопов понимал ее изменчивость от дебюта до финала у каждого конкретного больного. Еще в предыдущей книге “Астма и больной” он писал, что астма, как человек, “рождается, растет, взрослеет, стареет и умирает. Но к сожалению, вместе с пациентом.” Чтобы лучше разъяснить медицинской общественности взгляды доктора В.Н. Солопова, Ирина Викторовна Луничкина опубликовала в “Медицинской газете” статью под названием “Новое слово о бронхиальной астме”. Вот ее текст.


«Медицинская газета» № 20, 12 марта 1993 г. Поиск и решение

НОВОЕ СЛОВО О БРОНХИАЛЬНОЙ АСТМЕ

Эволюция астмы: адреналин, лечит адреналин убивает! Таков был главный тезис пресс-конференции, состоявшейся в НИИ возрастной физиологии Российской академии образования. Вниманию собравшихся специалистов и корреспондентов была представлена научно обоснованная теория эволюции астмы и причин внезапной смерти при этой болезни.

Большой интерес к этой проблеме связан с тем, что сегодня бронхиальная астма – одна из самых широко распространенных болезней нашего века, от которой ежегодно умирают 2 млн. человек. А ведь еще 100 лет назад . эта болезнь была достаточно редкой и в какой-то мере безобидной, ибо врачи XIX века очень точно подметили, что, несмотря на ужасные мучения от приступа астмы, все-таки больные достаточно долго жили и сразу от нее не умирали. Сегодня ситуация коренным образом изменилась, и смертность от астмы неуклонно растет, И парадокс заключается в том, что это происходит в то время, когда знания об этой болезни стали настолько обширны и глубоки, что иногда кажется, что не осталось ни одного неясного момента в ее понимании.
И тем не менее наши знания об астме и продукт этих знаний – новые и все более совершенные лекарственные препараты – не препятствуют повышению смертности от этого заболевания. Порой врачи приходят в отчаяние от того, что, несмотря на все прилагаемые усилия, трагический финал этой болезни все же наступает Ситуация нередко кажется тупиковой, и из нее не видно выхода. Первые проблемы с астмой появились в 30-40-е годы нашего столетия, когда в качестве бронхорасширяющего средства для снятия приступов удушья стали широко применяться адреналин и особенно его синтетические аналоги, обладающие более эффективным и длительным действием.
Известно, что адреналин – это естественный регулятор многих функций в человеческом организме. Все приятные и неприятные события в жизни, стрессы и волнения сопровождаются выбросом в кровь большого количества адреналина. Вначале предполагали, что тяжелые формы астмы связаны с недостаточной продукцией в организме собственного адреналина. И в связи с этим казался парадоксальным факт, что инъекция адреналина в одном случае возвращала человека к жизни, в другом – не помогала, а в третьем – убивала. Ведь адреналин является нашим собственным биологическим субстратом!
Позднее, в 50-60-е годы нашего столетия, когда на основе химической формулы адреналина появились его синтетические аналоги в аэрозольных баллончиках, по странам Западной Европы прокатилась волна внезапных смертей, когда молодых людей находили мертвыми с этими баллончиками в руках. Не останавливаясь подробно на развитии фармакологической науки в этой области, проблему можно выразить одной фразой: бронхорасширяющие препараты становились все более совершенными, а смертность от астмы продолжала расти.
Следующий этап прогресса в лечении астмы наступил с эрой появления противовоспалительных гормональных препаратов в таблетках и аэрозолях. Но, несмотря на это, коварство болезни оставляло мало надежд – смертность от астмы, например, в США возросла за последние годы почти в два раза. И трагедия заключается в том, что повышается количество внезапных смертей от астмы. Любой удовлетворительно чувствующий себя астматик, принимающий самые мощные гормональные препараты, не застрахован от того, что после приятного или неприятного события в его жизни он может внезапно погибнуть. Итак, и самые совершенные бронхорасширяющие средства, и гормональные препараты не устранили проблемы смертности от этого заболевания.
Как гласит известная пословица, все новое – это хорошо забытое старое. Занимаясь изучением и лечением астмы, московский пульмонолог, кандидат медицинских наук В. Солопов обратил внимание на любопытный факт из научной литературы: у самых тяжелых больных, в том числе и погибших впоследствии от астмы, концентрация собственного адреналина в крови превышала физиологическую норму в 5-10 раз. Казалось странным, что, несмотря на более чем достаточный уровень адреналина, больные гибнут от удушья У доктора Солопова появилась необычная мысль, которая исходно была подвергнута критике некоторыми учеными. Проверить реакцию больных астмой на последовательную ингаляцию ими вначале синтетических аналогов адреналина, в частности известного у нас в стране препарата беротека, а затем адреналина – нашего естественного биологического регулятора И таким образом создать модель взаимодействия поступающего из вне синтетического бронхорасширяющего вещества с адреналином.
Разработав в клинических условиях программу обследования и тактику при появлении возможных осложнений, В Солопов с сотрудниками возглавляемого им небольшого центра обследовал несколько сотен пациентов. Оказалось, что у одинаковых на первый взгляд больных результат этого взаимодействия был совершенно противоположным – у одних взаимодействие беротека и адреналина приводило к положительному результату. У других было достаточно нейтральным, а у третьих – парадоксальным. ингаляция адреналина после беротека вызывала тяжелый приступ удушья.
Стало совершенно понятно, почему в одних случаях инъекция адреналина является для больного спасительной, а в других убийственной. С одной стороны, это является результатом своеобразного конфликта, спровоцированного взаимодействием адреналина с его синтетическими аналогами Механизм этого конфликта Солопов описал в своей новой книге «Эволюция астмы адреналин лечит, адреналин убивает» и показал, что он тесно связан с эволюцией самого заболевания. С другой стороны, конфликт этот появляется в результате того, что синтетические аналоги адреналина с селективным бронхорасширяющим действием не обладают всеми свойствами естественного адреналина и вследствие этого не могут воздействовать на все патологические механизмы астмы.
В этом смысле ситуация напоминает период жизни Европы и Америки, когда для питания широко использовались высокорафинированные углеводы и жиры. Однако природа стала наказывать человека за это, что проявилось повышением заболеваемости атеросклерозом, ожирением и другими издержками цивилизованной жизни. И человечество снова стало возвращаться к естественным продуктам питания, предпочитая их рафинированным субстратам. Аналогичным образом обстоит дело и в лечении астмы, утверждает В. Солопов в своей книге. Высокоселективные, как бы «рафинированные». производные адреналина в известном смысле не являются полноценными. И поэтому принятое во всем мире фармакологическое тестирование пациентов с этими препаратами вводит в заблуждение врачей относительно состояния их пациентов, поскольку не отражает реальной ситуации.
Вот почему во многих случаях новые комбинации фармакологических агентов, предложенных им еще в 1989 году, являются реальной альтернативой «рафинированным» бронхорасширяющим субстратам, применяемым для обследования и лечения.
При этом не следует забывать, утверждает автор, что астма развивается и прогрессирует по присущему ей биологическому закону. И закон этот можно выразить следующим образом: вначале адреналин эффективен, а затем опасен. И эта закономерность повторяется в виде «волн», которые можно прогнозировать, поскольку они тесно связаны с длительностью и особенностями заболевания.
Теперь мы можем уверенно сказать, заявляет он, что астма, так же, как и человек, рождается, растет, взрослеет, стареет и умирает. Но умирает, к сожалению, вместе  с пациентом. Уже сегодня мы знаем, какие закономерности лежат в основе эволюции этого заболевания, и можем предотвратить печальный исход, поскольку найдены – не только количественные, но и качественные критерии. Они позволяют решить вопросы: на каком этапе находится болезнь у каждого конкретного субъекта, насколько велик риск внезапной смерти от этого заболевания и как его предотвратить?
Продемонстрированные специалистом истории болезни по успешному лечению больных показывают, что возможна и обратная эволюция астмы. Целенаправленное и систематическое лечение позволяет достигнуть состояния, когда астма практически не беспокоит пациента. А для внедрения  результатов  в широкую клиническую практику создана первая в стране компьютерная программа. позволяющая назначить индивидуальное лечение каждому конкретному больному, определить прогноз для каждого страдающего астмой и даже оценить для него степень риска внезапной смерти.
Презентация книги и компьютерной программы вызвала живую дискуссию и много вопросов со стороны специалистов и журналистов. Конечно, проведенное исследование не является всеобъемлющим, многие вопросы еще до конца не ясны. К сожалению, это – результат отсутствия поддержки данной работы государством. Только благодаря помощи итальянской фирмы «Космед», английской фирмы «Виталограф», личной помощи президента итальянской фирмы «Мона Лиза» господина Пьеро Джакомони и доброго участия бывшего первого секретаря британского посольства д-ра Гаральда Липмана, известного в настоящее время своей благотворительной деятельностью, небольшому центру д-ра В. Солопова удалось достигнуть прогресса в этой интересной и волнующей ученых проблеме. Но даже это небольшое исследование дает возможность пересмотреть многие взгляды на бронхиальную астму и создавать более эффективные препараты и программы для ее лечения.

И. Луничкина,
кандидат медицинских наук