Истинная причина астмы – реквием по аллергической теории

Когда два понятия прочно соединяются в голове, возникают либо стереотипы, либо заблуждения. Например, большинство уверенно скажет, что вакцину от оспы придумал француз Луи Пастер. На самом деле автор изобретения – англичанин Эдуард Дженнер. А Пастер разработал другие вакцины и внедрил прививки в широкую врачебную практику. Или возьмем Лох-Несс. Услышав это название, кто-то непременно подумает, что это – озерное чудовище. В действительности же – водоем, в котором якобы обитает тот самый монстр. Примерно та же путаница возникает со словами «астма» и «аллергия». Говорим «астма» — подразумеваем «аллергия», и наоборот. Так все-таки, одна вызывает другую, они сосуществует, или развиваются независимо друг от друга? С 2002 по 2005 гг. эксперты международного комитета GINA («Global initiative for Asthma» — «Глобальная стратегия по лечению и профилактике астмы») в своих докладах констатировали, что астма и различные проявления аллергии часто сочетаются, хотя не объединены причинно-следственной связью. Поэтому столетнюю аллергическую теорию астмы можно смело похоронить. «Но не стоит забывать, – предупреждает доктор Солопов, – что у этих напастей все-таки есть нечто общее».

МИКРОСКОПИЧЕСКИЙ СПЕЦНАЗ

И астма, и аллергия прочно связаны с самой главной системой организма – иммунной. Причем настолько прочно, что и одна, и вторая, укоренившись в человеке, устанавливают свои особые правила. Какие именно, поймем, если разберемся в предназначении и защитных механизмах действия системы иммунитета. Каждый человек, хочет он того или нет, снаружи и внутри покрыт микроорганизмами. Кожа, слизистые дыхательных путей и желудочно-кишечного тракта наводнены ими. Эта броня называется нормальной микрофлорой. Все хорошо до поры, пока бактерии, как слуги, дружат с хозяином. Он позволяет им жить у себя, они занимают свое «рабочее» пространство, чтобы оно не пустовало и не досталось другим, не таким покладистым, – допустим, возбудителям холеры, сибирской язвы, СПИДа и т. д.
На коже и слизистой дыхательных путей обитают микроорганизмы, не совсем дружественные нам и называемые условно-патогенными, – грибки, стафилококки и стрептококки. В пищеварительной системе (а точнее – в кишечнике человека) наши защитники – кишечная палочка, бифидум- и лактобактерии различных видов. Именно последние, синтезируя в процессе жизнедеятельности полезные вещества, поддерживают сопротивляемость человека к неблагоприятным воздействиям среды. От рождения они взращиваются в организме не один год. И не могут восстановиться молниеносно, если в какой-то момент часть их или все разом погибнут. Мы живы и здоровы, пока миллиардам этих крох комфортно делить с нами кров и пищу. Без них мы бы очень быстро отправились к праотцам. Так, например, было двадцать лет назад в Чернобыле с ликвидаторами аварии, у которых смертельная доза радиации (свыше 600 рентген) уничтожила все микроорганизмы на коже и слизистых. Они умерли за несколько недель, потому что оберегать их от «чужих» микробов оказалось просто некому.
Как работает наша защита, первым догадался И.И. Мечников, увидев медузу, проткнутую шипом. Вокруг пораженного места разыгралось целое представление: со всех концов прозрачного тельца туда побежали какие-то клетки. Из наблюдательности ученого выросла фагоцитарная теория иммунитета, принесшая ему Нобелевскую премию. Выяснилось, что и в организме человека при попадании в него чужеродного объекта или инфекции мгновенно активируется целый ряд механизмов: расширяются капилляры, между клетками появляются «ворота», в них из крови устремляются в место повреждения и инфицирования белые кровяные клетки лейкоциты особого типа – нейтрофилы. И, уничтожая микробов, сами гибнут в схватке. А поле битвы превращается в гнойную рану, которая со временем заживает. Так действует врожденный иммунитет.
Но все было бы слишком гладко, если бы невидимые глазу солдаты всегда выходили из пекла героями. Некоторые микроскопические враги человечества научились обходить их блок-посты и безнаказанно вызывать серьезные болезни. Тогда иммунитет стал хитрее. Оставив солдафонский алгоритм «пришел – увидел – победил» лейкоцитам, он обучил другие клетки – лимфоциты – распознавать проникшие в организм бактерии. На лазутчика вырабатываются антитела. Они циркулируют в крови – на случай повторной атаки. И, заметив врага, расправляются с ним. Вот почему, переболев ветрянкой или корью в детстве, мы не заражаемся ими от собственных детей. Это заслуга приобретенного иммунитета, который «обучается» благодаря перенесенным инфекциям или вакцинациям.

НАШИХ БЬЮТ!

Сорок процентов больных астмой страдают еще и разными проявлениями аллергии. Но те, кто всю жизнь чихает от пыли или не расстается с носовым платком каждую весну, могут счастливо прожить без астмы. И у тех, и у других иммунитет работает совсем по иной схеме, чем у здоровых людей.
– Механизмы клеточного ответа и на астму, и на аллергию схожи. Это так называемое эозинофильное воспаление, – объясняет Виктор Николаевич. – Виновники его не нейтрофильные, а эозинофильные лейкоциты. Их в организме практически не должно быть – норма содержания в крови колеблется от 0 до 5 процентов, в то время как нейтрофилов насчитывается как минимум 60 процентов. Процесс образования антител у здоровых людей с нормальным иммунитетом – один, а у аллергиков – совсем другой. Нормальные антитела – иммуноглобулины класса G – находят повторно попавший в организм микроорганизм и, соединяясь с ним, его обезвреживают. А при аллергических заболеваниях с аллергеном соединяются антитела класса E. Если IgG блокирует и обезвреживает врага, то IgE образует с аллергеном комплекс. И когда такой тандем попадает на тучные клетки (или мастоциты) в тканях организма, из них высвобождается большое количество особых веществ (аллергических медиаторов), которые и вызывают воспалительный процесс. Эта реакция привлекает в очаг происшествия не нормальные лейкоциты – нейтрофилы, а эозинофилы.
Другими словами, при астме и аллергии наш собственный иммунитет по каким-то только ему ведомым причинам начинает принимать за «чужих» не только микроорганизмы и паразитов, вторгающихся на его территорию, но и все то, что исконно вдыхали, съедали и выпивали многие поколения людей. И тогда врагами становятся собаки и кошки, цветы, шоколад, апельсины, клубника и прочая, и прочая, и прочая. А от удара, наносимого по враждебным для человека микроорганизмам, вызывающим инфекции, или по внедряющимся в организм паразитам, теперь достается и самому организму.

С АЛЛЕРГИЧЕСКОЙ ТЕОРИЕЙ …НЕСТЫКОВОЧКА ВЫШЛА

В истории исследования астмы, теориях ее происхождения и методах лечения, – говорит В.Н. Солопов, – имеются непростительные несоответствия. – Не зная природы аллергии и теории иммунитета, Г. Куршман и Э. Лейден в позапрошлом веке догадались, что астма – заболевание воспалительной природы, – объясняет он. – Но аллергическая теория астмы, появившаяся в начале XX века, помешала ученым понять истинную причину болезни. В то же время, все эти сто лет врачи, соглашаясь с аллергической теорией астмы, на практике все чаще назначали больным противовоспалительные гормональные препараты. К тому же, не принимая во внимание данные о случаях инфекционного воспаления при астме, в 90-х годах медицина оставила в своем арсенале вообще только два вида лекарств: снимающие спазм бронхов и противовоспалительные гормональные. Астматики стали тяжелее болеть и чаще погибать от фатальных приступов удушья.
За двадцать лет я не видел ни одного человека, которого бы вылечили от астмы, пытаясь избавить от аллергии. К тому же известно, что от 30 до 50 процентов людей имеют положительные тесты на все аллергены, которые сегодня идентифицированы, но у них нет никаких проявлений ни аллергии, ни астмы. Давно пора понять: если теория не согласуется с практикой, значит она дефективна.
– И все-таки, каким-то образом астма связана с аллергией?
– Напрямую нет. В докладе GINA 2002, например, написано, что четких иммунопатологических различий у больных астмой с аллергией и без нее до настоящего времени не выявлено. Хотя астма и аллергия часто сочетаются, тем не менее так и не доказано, что последняя является первопричиной болезни, а не просто фактором, ее усугубляющим. То есть столетняя теория аллергической астмы признана несостоятельной, в чем вынужденно расписались все эксперты комитета GINA, издав этот документ.
Поэтому, проанализировав имеющиеся данные, можно предположить, что, во-первых, аллергия может быть просто маркером болезни – свидетельством ее существования или потенциального развития. Во-вторых, что астма и аллергия – два сходных, но разнонаправленных процесса в иммунной системе человека, две самостоятельных болезни. Когда одна присоединяется к другой, астма усугубляется. В-третьих, – подумать о существовании среди большого количества аллергенов особого – астматического. Именно в этом случае у людей, на которых он подействовал, развивается астма. У остальных просто – аллергия. Но перебор известных аллергенов показывает, что все они встречаются и при астме и в большинстве своем являются внешними факторами. А из внешних факторов, с которыми сталкивался человек за всю историю своего существования, ничего нового, кроме промышленных загрязнений, не появилось.

НЕСЧАСТНЫЙ НАСЛЕДНИК

– А как быть с наследственным аспектом болезни?
– Если бы у астмы была наследственная природа, заболевание проявлялось бы с самого рождения. К тому же на сегодняшний день не идентифицированы ни гены, ни хромосомы, которые были бы ответственны за развитие астмы. Существует только список «генов-кандидатов». Довольно часто наблюдаются случаи как одновременного заболевания близнецов, так и того, что один из них астматик, а другой здоров. Кровные родственники астматиков заболевают чаще, но бывает и так, что у больных астмой родителей рождаются здоровые дети. По наследству передается единственный фактор – первичная гиперреактивность бронхов, то есть способность отвечать спазмом различной степени на неблагоприятные воздействия окружающей среды: туман, пыль и т.д. Треть здоровых людей имеет эту особенность. Но она остается незаметной до той поры, пока человек не заболеет астмой.

ТРОЯНСКИЙ ГРИБ
Его оставили у ворот города. Жители собственноручно внесли «подарок» в пределы крепостных стен, водрузили на площади и отправились спать. Что было дальше с Троянским конем, думаю, рассказывать не нужно… Похожую картину нарисовал Виктор Солопов, рассказывая о найденной им причине астмы. Пять тысяч историй болезни, сотни лабораторных исследований, пять лет размышлений и сопоставлений – такова приблизительная статистика его открытия.

ПОИСКИ «СТРЕЛОЧНИКА»

Представьте себе пресловутый поезд из пункта А в пункт Б. Если он благополучно достигает цели – это работа иммунитета здорового человека. А когда на пути состава вдруг случается ЧП – кто-то переводит стрелки и изменяет направление движения, и поезд приходит в город N, – это сдвиг в иммунной системе.
– Лимфоциты-хелперы («помощники» – от английского help), участвующие в реакциях приобретенного иммунного ответа, подразделяются на две популяции: Th1- и Th2, – рассказывает Виктор Николаевич. – Клетки первого типа реализуют нормальный ответ. А когда доминирует второй подвид, у человека начинается синтез антител на все, что его окружает. Th2-хелперный ответ мог бы быть полезен только в случаях инвазий паразитов, например, когда «чужой» вторгается в человеческий организм, и его необходимо уничтожить. То есть, в какой-то момент времени нечто переводит «стрелку» в организме человека с Th1- на Th2-хелперный ответ. Тогда начинается и астма, и аллергия, или одна отдельно от другой. Отсюда вывод: фактор, который направляет Th1- на Th2-хелперный путь, и является причиной обеих проблем.
Но иммунная система эволюционно формировалась, что-бы защищать нас от инфекций и чужеродных белков. Значит, можно предположить, что причиной бронхиальной астмы является какой-то микроорганизм, способный вызывать инфекции.
– Что же это за микроорганизм?
– Он должен соответствовать определенным критериям. Во-первых, не вызывать особо опасных инфекций, подобных холере или оспе, ибо в противном случае астма носила бы характер эпидемии. Во-вторых, этот микроорганизм не должен вызывать специфических заболеваний таких, как сифилис, туберкулез, лепра и т.д. При этом возбудитель должен быть из ряда условно-патогенных бактерий. В-третьих, микроорганизм должен обнаруживаться в наибольшем проценте случаев у больных астмой, причем не только в анализах мокроты, но и в кишечнике, потому что в процессе очищения легких слизь из них со всеми инородными частицами попадает вверх, как по эскалатору, в желудочно-кишечный тракт.
Дыхательный и пищеварительный пути организма пересекаются на уровне глотки и гортани – и вся грязь из легких человека незаметно им проглатывается. За сутки этот «эскалатор», образованный слоем слизи и ресничками клеток бронхиального дерева, способен вывести из легких в желудочно-кишечный тракт до 20 кг грязи! Вот поэтому все экологические проблемы отражаются на состоянии иммунитета.
Четвертое условие для микроба «Х», – он должен быть чрезвычайно распространен в обществе и в природе, незаметно передаваться от человека к человеку и являться стойким ко всем внешним воздействиям. Поскольку известно, что сто лет назад заболеваемость астмой была в среднем в 50 раз ниже, чем сегодня, должна существовать прямая зависимость между распространенностью этого микроорганизма и ростом числа астматиков. А самое главное – попав в организм, он должен вызвать первоначальное воспаление и переключить иммунный ответ с Th1- на Th2-хелперный путь. В таком случае при попадании только в легкие развивается астма, а в кишечник – аллергия. А если в обе системы (и дыхательную, и пищеварительную), формируются и астма, и аллергия одновременно.

ПОХОЖДЕНИЯ КАНДИДЫ

– Чтобы узнать истинное лицо врага, мы поступили просто: изучили бактериологические анализы мокроты больных, проходивших через наш медицинский центр, – рассказывает В.Н. Солопов. – Причем анализировали результаты только тех больных, которых еще не лечили. Представьте себе, только 500 историй болезни из 5 тысяч содержали данные бактериологических исследований! Всем остальным медицинские учреждения анализов просто не делали! Преобладающим видом микроорганизмов, населяющих бронхи пациентов доктора Солопова, оказались грибки в компании с другими микробами. При этом лидировал возбудитель молочницы – Candida albicans. Она выявлялась в легких почти у 70% больных. А в кишечнике встречалась еще чаще – у 99,6% обследованных.
Данные сопоставили с работами отечественных и зарубежных ученых. Оказалось, что и грибы рода Candida, и гипотетический микроорганизм, способный переключить нормальный иммунный ответ на аллергический и вызвать астму, обладают одинаковыми свойствами. Они не вызывают ни опасных инфекций, ни специфических заболеваний, живут на коже (у 20-70% ), на слизистых полости рта (у 20-30%) и кишечника (у 30% взрослых и у 50% детей) здоровых людей. Более того, рост заболеваемости астмой прямо пропорцио-нален увеличению числа людей, незаметно для себя приютив-ших внутри коварный грибок.
– В 1951-59 гг. астматиков было всего 0,1-0,5%, – поясняет Виктор Николаевич. – В то же время частота кандидоносительства среди населения составляла 5-15%. В 1967-85 гг. астма диагностировалась уже у 1-3%, а частота кадидоносительства в общей популяции в стране достигла 20-53%. В 1990-2001 гг. средний показатель заболеваемости астмой – 4-15% (мы не берем Англию и Новую Зеландию, где их уже 30-40%), а кадидоносительства – более 60%. Получается, что и то, и другое за эти годы выросло в 10-15 раз.
Еще в 1995 году в журнале «Топ медицина» было опубликовано интервью с доктором Г. Ионеску, которое называлось «Роль кишечных инфекций в развитии кожных заболеваний и аллергии». Автор сформулировал следующее: причина кожной аллергии – дисбактериоз. Ему не хватило смелости и фантазии развить мысль дальше, но в этой работе впервые прозвучал термин «Candida related complex» – синдром, связанный с кандидой.
По данным авторов другой статьи «Какова причина аллергии у детей?», там, где влажность повышена и есть грибы, аллергия наблюдается в 40% случаев против 27%, где эти факторы отсутствуют. А в легких-то – тепло и сыро! Тот уровень бронхиального дерева, где гнездится астма, состоит из миллионов воздухопроводящих ветвей диаметром десятые доли миллиметра. Это концентрированные тепло и влага, где плесень и грибы размножаются замечательно.
По стойкости с грибком Candida мало что может сравниться. Он, воистину, и в огне не горит, и в воде не тонет. Даже в высушенном состоянии сохраняет свою жизнеспособность в течение нескольких лет. Переносит многократное замораживание и оттаивание. Выдерживает конкуренцию со многими микроорганизмами по длительности существования на различных продуктах: кислом молоке, квашеной капусте. Но особенно густо, по свидетельству исследователей, грибок заселил творожные сырки, мороженое, сладкие фрукты и соки из них. Гибнет только при кипячении – да и то не сразу, а через несколько минут, а также под воздействием дезинфицирующих растворов формалина, хлорамина и т.д.
– Как грибок передается от человека к человеку?
– Через поцелуй, половой контакт, инфицированные предметы, сточные воды бань, бассейнов, душевых. Известны случаи заражения кандидой новорожденных при прохождении родовых путей. Кроме того, грибок переносят домашние животные: телята, ягнята, жеребята и домашняя птица. Интересно, что в 90% случаев заболевания верхних дыхательных путей (ангина, тонзиллит) вызываются ассоциациями кокков с кандидами, которые могут передаваться воздушно-капельным путем. Когда человек кашляет, скорость потока воздуха достигает 100 метров в секунду. Он летит на расстояние до 10 метров и состоит из капель слюны, в которых – все содержимое глотки!
– Если у большинства людей Candida не агрессивна, и о ее присутствии в организме они не задумываются, почему у других вызывает проблемы?
– При попадании на слизистые оболочки грибы Candida в благоприятных для них ситуациях (массивное лечение антибиотиками, частые рецидивы респираторных инфекций, слабость иммунной защиты и др.) начинают активно размножаться и, выделяя токсины, вызывают изначальный воспалительный процесс. Кроме того, антигены этих грибов обладают высокой способностью к аллергизации организма. Можно предположить, что именно они и переводят иммунный ответ с Th1- на Th2-тип.
– Каким образом это происходит?
– При попадании в организм микроба включается врожденный иммунитет. А грибы Candida обладают особым свойством – они не просто прилипают к эпителию слизистых оболочек, а врастают в их стенки. Начинается воспаление. Отреагировать на вторжение нормальным нейтрофильным ответом врожденного иммунитета (с воспалением и гноем) организм не может. Потому что, если Candida обильно колонизировалась на поверхности, произойдет либо тяжелое воспаление органа, либо некроз большой части его тканей. Тогда-то иммунитет и переходит на антителообразующий механизм – Th2-типа, чтобы связывать вновь попадающие в организм грибки. То есть срабатывает щадящее реагирование – чтобы избежать массивного повреждения тканей. В результате оказывается, что иммунитет начинает во всем, что в него попадает, видеть «врага». Это подтверждено экспериментальными данными ряда исследователей-микробиологов, которые изучали кандидоз и его механизмы. Учеными выявлено, что преобладание Th1- или Th2-иммунного ответа зависит от массы инфицирующих клеток и длительности течения инфекции. Но получить экспериментальный результат и объяснить его – разные вещи: микробиологи ведь не занимаются пульмонологией, а пульмонологи – микробиологией. В научной литературе я обнаружил один интересный факт: если детей раньше иммунизировать вакциной БЦЖ, то есть, по сути, стимулировать инфекционный путь защиты, астма и ал-лергия развиваются у них гораздо реже. То есть активная инфекционная атака в первые годы жизни тренирует организм реагировать нормальным иммунологическим ответом.

АНТИБИОТИКИ И ФАСТ-ФУД

В том, что вредоносные грибки расплодились по свету, считает Солопов – и находит подтверждение в научных работах других исследователей, – виновато и появление антибиотиков. Точнее, бесконтрольное их применение в случаях, когда без них вполне можно обойтись.
– Представьте, что на вас кашлянул человек с кандидозом полости рта и респираторной инфекцией впридачу, и вы, оказавшись рядом, вдохнули и вирус гриппа, и кандиды. А затем к противогриппозному лечению «инициативный» терапевт прописал вам еще и антибиотики широкого спектра действия, – объясняет Виктор Николаевич. – Тогда с большой вероятностью размножится кандида и впоследствии разовьется астма. Ведь антибиотики убьют все микробы – и вредные и полезные, – а микробная «ниша» человеческого организма не бывает пустой: в ней разрастутся грибы. Рост заболеваемости астмой совпал еще и с переводом общества на индустриальный характер питания: фаст-фуд, полуфабрикаты, замороженные продукты, восстановленные соки, в которых грибки прекрасно сохраняются. К тому же раньше люди питались в основном дома, теперь – на бегу, из посуды, которую не обрабатывают теми средствами, которые уничтожают кандиду.
– А должна ли Candida вообще быть в организме человека?
– Еще в 1979 году профессор Рязанского мединститута Р.Н. Реброва провела исследования и установила, что этот микроорганизм должен обнаруживаться только на слизистой оболочке рта и зева не более чем у 5% здоровых людей. Рост кандидоносительства, а с ним и увеличение числа больных астмой и страдающих аллергией, спровоцировали антибиотики и переход человечества на индустриальный тип питания. Немаловажным являются и более простые и «легкие» связи между людьми по западному образцу, когда микробы легко и просто передаются при тесном контакте. В СССР проблема астмы так остро не стояла, как сейчас в России. Как только мы разрушили стены и открыли границы, она усугубилась.

Анастасия Белякова